Сговор группы лиц с целю избиения

Статья 35 УК РФ. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

Сговор группы лиц с целю избиения

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

4.

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.

1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.

4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

1. В комментируемой статье определяются формы соучастия. Уголовный закон термины “форма” и “вид” соучастия не использует, однако теория уголовного права и судебная практика применяют эти понятия, вкладывая в них разный смысл.

Деление соучастия на виды и формы позволяет определить характер и степень взаимодействия между соучастниками, помогает установить степень общественной опасности преступления. Вопрос о видах и формах относится к дискуссионным.

Виды соучастия можно выделить по характеру выполняемой соучастниками функции при совершении преступления: соисполнительство и соучастие с распределением ролей. Соисполнительство характеризуется совершением преступления соисполнителями. Его называют также простым соучастием или совиновничеством.

Соучастие с распределением ролей предполагает участие в преступлении (помимо исполнителя) хотя бы одного другого соучастника: пособника, подстрекателя или организатора. Этот вид соучастия именуется также сложным соучастием, или соучастием в узком смысле слова.

В статьях Особенной части УК эти виды соучастия не предусмотрены ни как признаки основного состава, ни как квалифицирующие признаки.

Значение видов соучастия состоит в том, что они позволяют правильно определить характер участия лица в совершении преступления для решения вопроса о его уголовной ответственности и назначении наказания.

При соисполнительстве деяния соисполнителей квалифицируются только по статье Особенной части УК. В случае же соучастия с распределением ролей деяния других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) квалифицируются дополнительно еще по соответствующей части ст. 33 УК. Вид соучастия учитывается при определении некоторых форм соучастия.

2. В ст. 35 говорится о совершении преступления группой лиц. В теории уголовного права оно называется формой соучастия. Из комментируемой статьи следует, что формами соучастия являются: 1) группа лиц; 2) группа лиц по предварительному сговору; 3) организованная группа; 4) преступное сообщество (преступная организация).

Формы соучастия выделяются в зависимости от способа совместного совершения преступления и степени согласованности действий соучастников.

Способ совершения преступления и согласованность действий соучастников являются взаимосвязанными признаками. Чем меньше степень согласованности, тем проще способ.

И наоборот, более высокая согласованность, договоренность о совершаемых действиях предопределяет более совершенный способ осуществления преступления.

группы лиц, закрепленное ст. 35, сохраняет свое значение применительно к понятию “группа лиц”, закрепленному в качестве отягчающего обстоятельства в ст. 63 УК, и ко всем случаям указания на “группу лиц” как квалифицирующий признак преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК.

В УК понятия “группа лиц”, “группа лиц по предварительному сговору”, “организованная группа” раскрываются исключительно исходя из содержания института соучастия (см. п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.

2004 N 11 “О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации” .

В связи с этим нельзя признать убедительными доводы некоторых авторов, пытающихся группу рассматривать не только применительно к соучастию, но и как признак объективной стороны – способа совершения преступления .

——————————–

БВС РФ. 2004. N 8.

См.: Рарог А., Есаков Г. Понимание Верховным Судом РФ “группы лиц” соответствует принципу справедливости // Российская юстиция. 2002. N 1. С. 51 – 53.

Согласно ч. 1 ст. 35 преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Способ взаимодействия соисполнителей ограничивается либо их спонтанными деяниями, либо присоединением одного лица к начавшейся преступной деятельности другого.

Группа лиц характеризуется двумя признаками: в ее состав входят только соисполнители, отсутствует предварительный сговор между ними. Соисполнители как соучастники должны обладать всеми признаками субъекта преступления, по крайней мере, хотя бы двое из них.

Другие соучастники, оказывающие какое-либо содействие группе лиц, в состав группы не входят, ее участниками не являются. Например, двое подростков встретили своего недруга и, не сговариваясь, стали его избивать.

В это время мимо проходил их приятель, который предложил подросткам зайти к нему, “привести себя в порядок”, смыть следы крови, переодеться и уничтожить окровавленную одежду. В этом случае группу лиц образуют только подростки, выполнившие объективную сторону преступления, т.е.

те, которые избивали. Третий – пособник, заранее пообещавший скрыть следы преступления. Пособник не является участником группы лиц.

3. Под предварительным сговором понимается договоренность между соисполнителями о совершении преступления, достигнутая до начала совершения преступления, т.е. на стадии приготовления.

Сговор, который состоялся уже в процессе осуществления преступления, не считается предварительным. Такая совместная деятельность соисполнителей образует группу лиц. Когда у группы лиц имеются соучастники, преступление в целом совершается с распределением ролей, т.е.

формой соучастия является группа лиц, а его видом – соучастие с распределением ролей.

Преступления совершаются группой лиц нередко. В Уголовном кодексе группа лиц предусматривается в качестве квалифицирующего признака убийства (п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. “а” ч. 3 ст. 111 УК).

4.

В ч. 2 ст. 35 предусмотрено, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Группа лиц по предварительному сговору характеризуется двумя признаками: участием только соисполнителей, наличием предварительного сговора.

Иные соучастники (организатор, подстрекатель или пособник), не выполнявшие одновременно функций соисполнителя, не входят в состав группы лиц по предварительному сговору. Их действия следует квалифицировать со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК.

В отличие от первой группы соисполнители прямо в качестве только одних участников группы лиц по предварительному сговору не названы. В ч. 2 комментируемой статьи говорится об участии лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления.

Такая формулировка явилась в теории уголовного права причиной разного понимания состава группы лиц по предварительному сговору. Имеются высказывания о том, что группа лиц по предварительному сговору может характеризоваться и распределением ролей .

——————————–

См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 301.

Членами группы лиц по предварительному сговору могут быть только соисполнители.

Именно совершение преступления такой группой, как соисполнителями, повышает общественную опасность преступления. Объединение усилий заранее сговорившихся лиц дает больший эффект, когда эти лица непосредственно участвуют в выполнении объективной стороны преступления.

Общественная опасность совершенного деяния, как правило, выше, когда его непосредственно осуществили несколько лиц, предварительно согласовавших свои действия.

Выполнение преступления одним лицом, которому помогали организатор, пособник, подстрекатель, не достигает той степени общественной опасности, которая свойственна группе лиц по предварительному сговору.

Поэтому не любое совершение соучастниками преступления по предварительному сговору, а только осуществление его группой лиц социально обусловило необходимость выделения этой формы соучастия. Понятие группы лиц по предварительному сговору имеет одинаковое содержание применительно к статьям Общей и Особенной частей УК.

Источник: https://zknrf.ru/uk/Razdel-II/Glava-7/Statya-35/

Прокурор разъясняет: уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Сговор группы лиц с целю избиения

Вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления признаются действия взрослого лица, достигшего 18-летнего возраста, направленные на возбуждение желания у несовершеннолетнего совершить преступление. Действия взрослого лица могут выражаться как в форме обещаний, обмана и угроз, так и в форме предложения совершить преступление, разжигания чувства зависти, мести и иных действий.

При этом для квалификации действий виновного не имеет значения способ вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления, а также то, вовлекается ли несовершеннолетний в качестве исполнителя преступления, либо в качестве иного соучастника преступления (пособника, подстрекателя).

Согласно пункту 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.

2011 № 1 при рассмотрении дел о преступлениях в отношении взрослых лиц, которые совершили преступление с участием несовершеннолетних, суду надлежит выяснять характер взаимоотношений между ними, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого лица в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступлений. Таким образом, судам необходимо устанавливать, осознавал ли взрослый, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не осознавал этого, то он не может привлекаться к ответственности по статье 150 Уголовного кодекса РФ.

Под обещаниями следует понимать обещания вовлекаемому несовершеннолетнему различных благоприятных для него и (или) его близких в будущем последствий: передать деньги либо иное имущество, в том числе похищенное у потерпевшего, оказать какую-либо помощь и т.д.

Под обманом следует понимать сообщение вовлекаемому несовершеннолетнему заведомо недостоверной информации относительно объективных и субъективных признаков преступления, к совершению которого склоняется несовершеннолетний: уверение вовлекаемого несовершеннолетнего, что он в силу своего возраста не может быть привлечен к уголовной ответственности за содеянное, либо изъятые ценности у потерпевшего принадлежат не потерпевшему, а вовлекающему лиц и проч. При этом несовершеннолетний не осознает, что он совершает преступление, добросовестно заблуждается в принадлежности изъятых ценностей.

Под угрозой следует понимать предупреждение вовлекаемого несовершеннолетнего о различных неблагоприятных последствиях для него и (или) его близких в случае отказа от совершения преступления: причинить имущественный вред несовершеннолетнему, уничтожить его имущество, распространить позорящие сведения о несовершеннолетнем и проч.

Под иным способом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать разжигание у него чувства зависти, мести, низменных побуждений, с целью склонения к совершению преступления.

Преступление, предусмотренное статьей 150 УК РФ, является оконченным с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление.

Если лицу не удалось вовлечь несовершеннолетнего в совершение преступления по независящим от лица обстоятельствам, то его действия могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 УК и по ст. 150 УК.

В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения вреда.

Частью 2 ст. 150 УК РФ предусмотрена повышенная уголовная ответственность за совершение данного преступления родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

Субъектом указанных действий могут быть как физиологические родители (отец, мать), так и усыновители несовершеннолетнего, а также родители, которые были лишены родительских прав.

 Подлежат уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в преступление педагог и лица, которое в отношении несовершеннолетнего выполняет воспитательные функции (воспитатель детского дома, учитель в школе, тренер спортивной секции, в которой занимается несовершеннолетний).

  Под иными лицами следует понимать также любых фактических воспитателей несовершеннолетнего (опекуна, попечителя, отчима, мачеху, дедушку, бабушку, взрослых братьев и сестер).

В части 3 рассматриваемой статьи предусматриваются в качестве квалифицированных признаков объективной стороны преступления применение насилия, а также угроза применения насилия.

Под насилием следует понимать причинение физической боли, избиение, связывание, а также применение физического насилия к другому лицу, жизнь и здоровье которого для него дороги в силу сложившихся взаимоотношений. Нанесение побоев, не влекущих кратковременное расстройство здоровья, полностью охватывается ч. 3 ст.

150 УК и дополнительной квалификации по ст. 116 УК не требует. Если в результате применения насилия несовершеннолетнему умышленно причиняется легкий вред здоровью, либо умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, то действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 ст.

150 УК и по соответствующей статье, предусматривающей причинение вреда здоровью (ст. 115, 112, 111 УК).

Если насилие совершается в виде истязания, насильственного лишения свободы, похищения потерпевшего, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, то содеянное подлежит ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 150 УК и соответствующих статей, предусматривающих ответственность за указанные преступления.

Под угрозой применения насилия следует понимать угрозу нанесения побоев, причинения вреда здоровью различной тяжести, угрозу истязанием, изнасилованием, насильственных действий сексуального характера, похищением либо лишением свободы.

Часть 4 статьи 150 УК РФ  предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступление, которое совершается группой, вовлечение в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, либо в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Под преступной группой понимается группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество, в которые вовлекается несовершеннолетний.

При этом возрастной состав преступной группы для квалификации не имеет значения (группа может состоять исключительно из несовершеннолетних, которыми руководит взрослое лицо, либо состоять из взрослых и несовершеннолетних).

Преступление считается оконченным с момента согласия несовершеннолетнего участвовать в преступной группе, независимо от того, совершил ли он преступления в ее составе или не совершил.

Санкция части 1 ст. 150 УК РФ за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, предусматривает ответственность в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

В соответствии с ч. 2 ст. 150 УК РФ в случае совершения того же деяния родителем, педагогическим работником либо иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, — виновное лицо наказывается лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

В соответствии с ч. 3 ст. 150 УК РФ в случае совершения деяний, предусмотренных частями первой или второй указанной статьи, с применением насилия или с угрозой его применения, — виновное лицо наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

В соответствии с ч. 4 ст.

150 УК РФ в случае совершения деяний, предусмотренных частями первой, второй или третьей указанной статьи, связанных с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, — виновное лицо наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Начальник уголовно-судебного отдела прокуратуры Камчатского края

старший советник юстиции                                                    М.Ю. Сабанская

Источник: http://kamprok.ru/prokuror-razyasnyaet-ugolovnaya-otvetstvennost-za-vovlechenie-nesovershennoletnego-v-sovershenie-prestupleniya/

Непригодность российского УК для привлечения к ответственности за пытки

Сговор группы лиц с целю избиения

Непригодность российского УК для привлечения к ответственности за пытки

Комитет ООН против пыток в шестой раз рекомендовал России предусмотреть уголовную ответственность за пытки как за самостоятельный состав преступления.

И дело заключенного Евгения Макарова («воспитательные» мероприятия в Ярославской колонии №1 в форме коллективного истязания заключенного сотрудниками колонии) наглядно показывает степень неприменимости действующих норм российского уголовного кодекса в случае пыток и жестокого обращения.

Светлана Артамонова,(Экспертно-правовая группа «СТАКС», Красноярск)Под редакцией: Асмик Новикова (фонд “Общественный вердикт”). Верстка: Ксении Гагай

Иллюстрация: www.en.minghui.org

Россия стабильно находится в списке стран, лидирующих по количеству нарушений ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — ЕКПЧ).

Комитет ООН против пыток в замечаниях к Шестому периодическому докладу России выразил озабоченность по многим аспектам ситуации с правами человека. В п.

8 Замечаний он выражает обеспокоенность тем, что определение «пытка», содержащееся в примечании к статье 117 УК РФ, не в полной мере отражает все элементы определения, которое зафиксировано в Конвенции против пыток (статья 1).

Комитет также, уже в шестой раз, рекомендовал предусмотреть уголовную ответственность за пытки как за самостоятельный состав преступления.

Дело о пытках заключенного Евгения Макарова («воспитательные» мероприятия в Ярославской колонии №1, которые выражались в коллективном истязании заключенного со стороны сотрудников колонии) дает обширный материал для анализа. Это дело является своего рода модельным, т.к.

оно позволяет аргументированно обосновать степень неприменимости действующих норм уголовного кодекса.

Далее на примере этого дела и используя российские уголовно-правовые конструкции, мы постараемся обосновать, что необходимо выделить в Уголовном кодексе отдельный состав преступления «Пытки», а статья 286 УК РФ никак не подходит для квалификации таких случаев.

Смотреть, например, по ссылке
Евгений Макаров, подзащитный фонда «Общественный вердикт», был неоднократно подвергнут пыткам в колонии №1 Ярославля. Один из случаев — мероприятия, когда Макарова «воспитывали» с применением силы 18 сотрудников колонии. По этим событиям следствие отказало в возбуждении дела, как и по остальным фактам пыток. Но через год уголовное дело было возбуждено. Это произошло после того, как «Новая газета» опубликовала видео пыток.

было снято 29 июня 2017 года на портативный видеорегистратор одного из сотрудников Ярославской колонии №1; журналистам запись передали адвокаты фонда «Общественный вердикт», которые защищают Макарова.

запись фиксирует, как 18 мужчин, одетых в форму ФСИН России, поочередно удерживают на столе Евгения Макарова и наносят удары дубинками по его пяткам. 15 из них применяют силу – либо наносят удары, либо держат осужденного. Трое участников видеозаписи наблюдают за происходящим.

Помимо этого, на видео запечатлены моменты, когда на голову и пятки Макарова льют воду из ведра, закрывают его лицо полотенцем.

На сегодня задержанными по ч.3 ст. 286 УК РФ являются
15 участников избиения.

В отношении участников избиения уголовное дело было возбуждено по превышению должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ). «Новой газетой» 13 августа 2018 года были также опубликованы выдержки из первых показаний задержанных сотрудников ФСИН. Из показаний следует, что причиной избиения Макарова было его поведение (осужденный нарушал режим отбывания наказания), а видео снято было для отчета перед начальством.
Статья «10 минут в классе воспитательной работы» / www.novayagazeta.ru Статья «Пытки и палки» / www.novayagazeta.ru

Состав преступления по ч.3 ст. 286 УК РФ

https://www.youtube.com/watch?v=HBgYHcshaZE

Чаще всего составом преступления, по которому квалифицируют действия сотрудников правоохранительных органов, незаконно применивших силу к лицам, находящимся в их власти, является ч. 3 ст. 286 УК РФ, «Превышение должностных полномочий».

Определение преступления — «совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г.

№ 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее — Постановление Пленума) Верховный Суд подробнее определяет состав преступления и допускает, что к превышению должностных полномочий относятся и действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (Подробнее о классификации ВС см. п. 19 Постановления Пленума), а не только случаи, когда должностное лицо действует без достаточных оснований или использует не свои полномочия.

Для оценки любого преступления особое значение имеют цель и мотивы преступника. Цель и мотив могут делать преступление более опасным: простое убийство не равно убийству, которое совершают для использования органов или тканей жертвы, или по мотиву расовой ненависти. Это так называемые «особо квалифицированные составы преступления», когда наряду с отягчающими обстоятельствами присутствуют и дополнительные, которые существенно влияют на степень общественной опасности. Если мотив и цель «нейтральны», то они могут не учитываться.Пленум Верховного суда РФ отмечает, что для квалификации содеянного как «Превышение полномочий» не имеют значения мотивы действий преступника.При анализе разных преступлений, попадающих под ч. 3 ст. 286 УК РФ, обнаруживается, что по этой статье квалифицируются и действия сотрудников Ярославской колонии №1 и, например, применение полицейским наручников при задержании при отсутствии для этого достаточных оснований.Это значит, что для законодателя эти действия обладают одинаковой степенью общественной опасности.

Гладких В.И., Курчеев В.С. Уголовное право России. Общая и особенная части. Учебник. Под общей редакцией д.ю.н., профессора В.И. Гладких.– М.: Новосибирский государственный университет, 2015. – С. 33.

Что говорит теория уголовного права?

Действия с целью «причинить страдания» по мотиву мести более опасны
для общества, чем действия, когда полицейские необоснованно используют наручники.

Во-первых, в уголовном праве устанавливается степень общественной опасности преступления как один из основных критериев для их «взвешивания». Поэтому преступления в УК РФ классифицируются в зависимости от характера и степени общественной опасности.

Во-вторых, мотив и цель преступления являются факторами, которые влияют на то, как будет оцениваться степень общественной опасности преступления.

В-третьих, выражением общественной опасности преступления выступает размер предельной санкции. Предельная санкции — «вес» общественной опасности преступления.

Если предельные санкции одинаковы, то это значит, что
деяния равны по своей опасности.

В деле Евгения Макарова действия сотрудников Ярославской колонии №1 были совершены с целью, выходящей за рамки ст. 286 УК РФ, — причинить боль и страдания. Цель видна из их действий: они наносят удары, поливают голову жертвы водой, если он теряет сознание, продолжают избивать далее. Побуждающим фактором к действию стало желание «наказать» осужденного за его предыдущее поведение. Этот вывод подтверждают выдержки из опубликованных показаний обвиняемых:

«…поскольку Макаров Е.А. был злостным нарушителем режима, поучаствовать в «воспитательной работе» в отношении его изъявили желание многие сотрудники учреждения…», «…новость о том, что Макаров Е.

А вновь совершил нарушение режима, и к нему, возможно, руководство ИК-1 разрешит применить физическую силу, уже была передана многим…», «…обращение на «ты» к сотрудникам колонии, отказ от выполнения ежедневных мероприятий, курение в неположенных местах, оскорбление сотрудников колонии…».

Действия с целью «причинить страдания» по мотиву мести явно более общественно опасны, чем действия, когда полицейские необоснованно используют наручники.

В других статьях УК РФ учитывает такие «особенные» мотивы и цели действий, и выделяет особо квалифицированные составы.

Гладких В.И., Курчеев В.С. Уголовное право России. Общая и особенная части. Учебник. Под общей редакцией д.ю.н.

, профессора В.И. Гладких. –М.: Новосибирский государственный университет, 2015. – С. 29.

Смирнов С.А. Цель как признак субъективной стороны преступления // Сибирский юридический вестник. №1. – 2014. -С.69.

Такое понятие как «превышение» помимо статьи 286 УК РФ фигурирует в уголовном праве в связи с «необходимой обороной».

Когда говорится о превышении необходимой обороны, то подразумеваются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Любое превышение необходимой обороны рассматривается как действие, изначально совершаемое в рамках своего права, а превышение возникает лишь при нарушении условия правомерности — «соразмерность защиты характеру и опасности посягательства». Оценим формы превышения должностных полномочий, предложенные Верховным судом, с точки зрения нарушения условий правомерности.

Гладких В.И., Курчеев В.С. Уголовное право России. Общая и особенная части. Учебник. Под общей редакцией д.ю.н., профессора В.И. Гладких. –М.: Новосибирский государственный университет, 2015. – С. 68.

Что есть превышение в контексте ст. 286 УК РФ?

Верховный суд устанавливает, что превышение должностных полномочий — это

Действие, которое относится к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу). В таком случае должностное лицо нарушает «условие правомерности» совершения действия.

Действия, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте. Примером такого преступления является ситуация, когда лицо подписывает акт выполненных работ несмотря на то, что работы еще не выполнены. То есть, в целом подписание акта выполненных работ является законным действием, но для его выполнения необходимы особые основания. Еще одним примером является применение наручников в случаях, когда не было для этого достаточных оснований. Снова нарушено «условие правомерности».
Действия, которые совершаются должностным лицом единолично, но могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом. К примеру, должностное лицо в нарушение коллегиального порядка принимает решение о предоставлении жилья гражданину по договору социального найма. В целом действие является законным, но нарушено условие его правомерности – порядок принятия решения.

Действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Источник: https://police-barometer.ru/criminal-code-torture

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

Сговор группы лиц с целю избиения

Известная поговорка гласит – «два юриста – три мнения». На основании наших мнений – порой правильных, порой нет – и формируется судебная практика. Хочу поделиться своими соображениями и опытом по вопросам применения некоторых норм уголовного права. Приведённая ниже статья предназначена, в основном, для стажеров и начинающих адвокатов.

Большинство молодых адвокатов начинают свою деятельность с осуществления защиты по уголовным делам, как правило, по назначению. Защищая своих доверителей, молодой специалист непременно сталкивается с ситуациями, когда для правильного применения норм права необходимо с кем-то посоветоваться, узнать мнения коллег.

Легче тем, кто осуществляет свою деятельность в большом коллективе, имеет доступ к различным информационным системам. Сложнее, когда молодой специалист начинает в небольшом коллективе, либо в адвокатском кабинете. Во втором случае, повышать уровень своих знаний (что, в соответствии с нашим федеральным законом, является не только правом, но и обязанностью адвоката) приходится самостоятельно.

Несмотря на растущую конкуренцию между адвокатами, прежде всего мы единое целое – независимая корпорация юристов. И чтобы оставаться сильной и независимой организацией – мы должны поддерживать определённый уровень квалификации своих членов. Обмен опытом является в данном случае одним из способов повышения квалификации.

В данной связи, нельзя не отметить целенаправленную и поступательную работу Адвокатской палаты Ставропольского края и лично президента АП СК Руденко Ольги Борисовны в создании возможности для адвокатов нашей палаты повышать свою квалификацию.

Помимо введения института обязательного курса повышения квалификации для молодых и недавно принятых адвокатов, Палатой организуются и проводятся семинары и практические конференции по актуальным вопросам и проблемам применения различных отраслей права. В работе семинаров могут принимать участие все желающие.

На данных форумах есть возможность прямого общения с ведущими российскими учеными-юристами, мнения которых учитываются, в том числе, в процессе принятия законов и иных нормативных актов.

Также, есть возможность общения с ведущими представителями других отраслей научной деятельности (в том числе прикладных наук), информация которых о современных возможностях и достижениях науки в области проведения судебных экспертиз может оказать неоценимую помощь в защите прав граждан. Сам я неоднократно был участником подобных семинаров, проводимых при участии нашей адвокатской палаты.

Не без интереса и практической пользы для последующей работы слушал лекции таких известных юристов, как: кандидат юридических наук, профессор Пашин Сергей Анатольевич; доктор юридических наук, профессор Красиков Юрий Николаевич; доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр Маркович и др.

Атмосфера творчества и профессионализма, царящая на таких мероприятиях, даёт мощный заряд энергии для продолжения нашей непростой, не всегда адекватно оцениваемой, но сложной и интересной работы. Конечно, участие в таких мероприятиях требует финансовых затрат. Однако, специфика нашей профессии такова, что любые средства, вложенные в повышение квалификации, повышают и нашу стоимость как специалистов, что непременно сказывается нашей востребованностью. Поэтому, я советую молодым (да и не только молодым) коллегам принимать, по возможности, участие в подобных мероприятиях. Информация о сроках, месте и условиях проведения семинаров и практических конференций рассылается органами адвокатской палаты во все адвокатские образования и печатается в нашем «Вестнике».

Нижеследующий материал призван помочь более молодым коллегам в понимании некоторых моментов применения отдельных норм уголовного закона, и может быть полезен начинающим адвокатам ещё и потому, что все примеры судебной практики, использованные в этой статье, взяты мною не с «потолка», а из собственного адвокатского опыта. Полагаю, информация, содержащаяся в статье, не будет бесполезна и для более опытных коллег.

Адвокат АК №1 по г. Невинномысску Ставропольской краевой коллегии адвокатов, член Совета АП СК Трубецкой Н.А.

«Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой».

Каждый адвокат, практикующий по уголовным делам, неизменно сталкивается при защите интересов доверителей с квалификацией обвинения по признакам «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору».

Как правило, квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» является признаком, переводящим деяние в разряд более тяжких по той или иной статье уголовного кодекса.

Соответственно, правильность применения уголовного закона, в этой части, имеет для наших доверителей решающее значение при назначении: вида и размера наказания, вида исправительного учреждения; при освобождении от уголовной ответственности (к примеру, в связи с примирением с потерпевшим) и наказания (например, минимальный размер реально отбытого наказания для получения возможности условно-досрочного освобождения зависит от степени тяжести деяния, за совершение которого лицо отбывает наказание).

Несмотря на, казалось бы, очевидность юридической разницы между квалифицирующими признаками «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору», правоприменительная практика их фактически отождествляет. Любое деяние, в совершении которого участвовало два и более субъекта, изначально попадает в разряд совершенных «группой лиц по предварительному сговору», если одна из частей статьи уголовного кодекса, по которой обвиняется гражданин, содержит данный признак. Связано это не только с низким уровнем знаний правоприменителей и их запредельной загруженностью, но и с узковедомственным бюрократическим пониманием борьбы с преступностью (статистика раскрываемости преступлений по степени тяжести). Всвязи со «статистической необходимостью», в последнее время участились случаи необоснованной квалификации и по признаку «организованной группой», о которой также пойдёт речь в данной статье.

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст.

35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления. Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности. Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст. 74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий.

По мнению автора, такая позиция ошибочна. Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.

35 УК РФ). Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ. На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.

74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя. Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е. непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/previous-concert.html

Палладиум Права
Добавить комментарий